Мне сразу хочется сказать, что эта статья, в силу щепетильности обсуждаемого предмета, будет длиннее, чем обычно. Но пожалуйста … пожалуйста … дочитайте ее до конца.

Уже давно я и моя жена избегали 132 раздела Учения и Заветов. Поверхностное изучение не устраивает большинство людей, но исследование, которое за последние несколько недель провела моя жена, меня просто потрясло. Она обращалась в молитве к Богу и анализировала каждый стих в этом разделе. Мне захотелось узнать ее чувства, ее перспективу и ее мысли, прежде чем публиковать что-то еще на эту тему.

Пока моя жена проводила собственное исследование, я задавал уважаемым мною друзьям и знающим членам Церкви (многих из которых я приравниваю к ученым) один и тот же вопрос: «Верите ли вы, что многоженство — это целестиальный закон, который будет существовать в целестиальном царстве?» Ответ почти единодушно был «да».

Моим следующим вопросом и последовавшим на него ответом были: «Хорошо … как вы это узнали?»

После чего на меня озадаченно глядели и говорили: «Я точно не помню … Это просто что-то, что я всегда слышал».

«Слышали где?» — спрашивал я.

«Ну … я не знаю. Это хороший вопрос».

Я пытался определить, где, как и почему я был научен тому, что многоженство является вечным целестиальным законом. Я, хоть убей, не мог вспомнить, как мне это известно. Может быть это лишь мормонское предание или вывод, сделанный на основе Учения и Заветов или цитаты из выступления? Многие мормоны скажут вам то же самое — они слышали, что многоженство является вечным принципом. Но вот мой вопрос … где они это слышали? Кто рассказал им об этом? И почему в это верит так много мормонов?

Может быть настало время НЕ верить в многоженство.

Попытка выяснить, почему мормоны практиковали многоженство, предпринимается многими членами Церкви. На протяжении многих лет это было особенно сложно для женщин, что можно понять. Вэлери Хадсон в своей книге Женщины в вечности, женщины в Сионе однажды написала, что «ни одна женщина, когда-либо обеспокоенная многоженством, не будет удовлетворена до тех пор, пока на ее вопросы о том, что случится в потустороннем мире, по крайней мере не попытаются ответить. Ни одна женщина, обеспокоенная многоженством, не будет в состоянии искренне стремиться занять место в целестиальном царстве, если она не уверена в том, что то царство это место, где она действительно хочет жить».

Об этом болезненно думать даже в этой жизни, а мысль о том, что этот принцип продлится в вечности, может пошатнуть веру некоторых. Нам следует признать этот факт и обсудить его.

Во-первых, необходимо прояснить, что когда вы узнаете что-то о многоженстве в социальных сетях или даже от других членов Церкви, вам следует помнить, что, вполне возможно, они не знают, о чем говорят. Впрочем, вполне возможно, что даже я не знаю, о чем говорю! Есть так много историй, интерпретаций и мнений, что бывает трудно определить, что же случилось на самом деле, и почему это случилось.

Вот во что верю я: многоженство НЕ является целестиальным законом и НЕ требуется в целестиальном царстве. Это временный, земной закон, добавленный в качестве исключения к духовному целестиальному закону моногамии. Я считаю, что это можно доказать на основе Писания.

Господь в пух и прах раскритиковал идею многоженства в Книге Мормона. В то время было несколько человек, которые предприняли попытку взять в жены нескольких женщин, оправдывая свои действия примером Давида и Соломона.

Ибо стремятся оправдать себя в совершении блудодеяний на основании того, что было написано о Давиде и Соломоне, его сыне.

Вот, Давид и Соломон истинно имели много жен и наложниц, что было мерзостно предо Мной, речет Господь (Иаков 2:23-24).

Господь говорит, что иметь больше одной жены «мерзостно» Ему, и тем не менее, из Библии становится ясно, что действия Давида были оправданы, когда Он говорил с ним через пророка Нафана.

И дал тебе дом господина твоего и жен господина твоего на лоно твое, и дал тебе дом Израилев и Иудин, и, если этого для тебя мало, прибавил бы тебе еще больше (2-я Царств 12:8).

Бог не проклинал многоженство во дни Давида … Он одобрял его. Давид навлек на себя проблемы лишь тогда, когда он начал ухаживать за женой Урии (Вирсавией), после чего отправил Урию на верную смерть, чтобы скрыть беременность Вирсавии.

И опять же в 3-й Книге Царств 15:5 говорится:

Давид делал угодное пред очами Господа и не отступал от всего того, что Он заповедал ему, во все дни жизни своей, кроме поступка с Уриею Хеттеянином.

Многоженство было «угодно перед очами Господа» (3-я Царств 15:5) и в то же самое время «мерзостно» перед очами Господа (Иаков 2:23).

На первый взгляд, это кажется очевидным противоречием между Библией и Книгой Мормона, но нам следует спросить себя, есть ли другие места в Писаниях, где Бог заповедует или позволяет человечеству совершать что-то «мерзостное», но в то же время временно приемлемое или востребованное.

После того как я более глубоко изучил 132 раздел Учения и Заветов, для меня многоженство начало ассоциироваться не столько с половыми отношениями, сколько с жертвой. Этот принцип во всей своей полноте требует глубокой эмоциональной жертвы. Для тех, от кого потребовалось жить по нему, такая жертва была хуже смерти. Эмоциональная боль превышала любые физические страдания.

Праведные люди ненавидели этот принцип. (Да, это так.)

Женщины ненавидели его. (Конечно, это так.)

Джозеф Смит ненавидел его и пытался его избежать. (Он многократно повторял это.) Затем он сказал другим, что это станет самым большим испытанием, с которым когда-либо придется столкнуться Святым.

Многоженство сравнивается только с одним другим видом жертвы в Писаниях — жертвой Авраама. Почему?

Большинство из нас слышали о жертве Авраама, но лишь немногие понимают ее истинное значение. Я понятия не имел о том, насколько важно будет понимание этого учения для понимания многоженства.

Жертва Авраама обладает несколькими существенными характеристиками, которые отличают ее от любого другого вида жертвы.

По неизвестной нам причине, иногда Бог требует от людей противоречить или не повиноваться общим заповедям. Например, заповедь, которая на протяжении многих лет помогала отдельным людям и цивилизациям, это заповедь «Не убивай». Это общий закон, за которым, если его соблюдать в этой жизни, последует награда. Но время от времени Бог требовал от людей нарушения этого закона для того, чтобы следовать временному закону, как исключение общему.

Вспомните пример, когда Бог заповедовал израильтянам напасть на амалекийцев и «истреби[ть] все, что у него; и не дава[ть] пощады ему, но преда[ть] смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла» (1-я Царств 15:3). Только представьте себе, что чувствовали те израильтяне, которых всю жизнь учили не убивать.

Я не могу представить себе, что испытывал Нефий, когда он получил заповедь  убить Лавана. Он сказал: «Никогда в жизни не проливал я крови человеческой. И отпрянул я, не желая убивать его». Его праведная жизнь висела на волоске, когда он стоял перед лицом решения нарушить заповедь, которая, как он знал, была правильной. Эта идея заставила его «отпрянуть».

И затем есть пример Авраама.

Подумайте о том, что было заповедано Аврааму сделать с его сыном Исааком. Ему было заповедано взять единственного сына, родившегося у него и Сары, и хладнокровно принести его в жертву. Представьте себе тиски, которые, должно быть, сжимали сердце Авраама, когда ему была дана эта заповедь. Они ждали своего ребенка в течение долгих лет, но теперь ему предстояло, казалось бы, бессмысленное путешествие на гору Мориа. Авраам знал, что одна из самых строгих заповедей — это заповедь «Не убивай», и тем не менее он занес нож над тем, кто приносил ему гордость и радость в этой жизни. Это было самым трудным испытанием веры.

Для осуществления Своих целей, Бог потребовал от этих людей, в качестве исключения, последовать временному закону, несмотря на то, что на тот момент эти цели были им неизвестны. Это самая мучительная жертва из всех, которые может испытать человек. Общие заповеди приносят счастье, а временные — страдания.

Я верю, что многоженство является одной из тех временных заповедей, которые время от времени даются людям для особых целей. Господь говорит Иакову, что у многоженства будет одна цель:

Ибо если Я пожелаю воздвигнуть Себе потомство, речет Господь Воинств, Я повелю народу Моему; иначе же они будут внимать этому (Иаков 2:30).

Если внимательное прочитать этот и предыдущие стихи в Иакове, становится ясно, что общий закон — это закон моногамии. Моногамия никогда не ограничивается в Писаниях, тогда как многоженство ограничивается всегда, за исключением тех случаев, когда Богу необходимо «воздвигнуть» праведное потомство для осуществления Своих целей.

Теперь давайте поговорим о 132 разделе, где Господь проводит любопытную параллель между готовностью Авраама принести в жертву Исаака и его готовностью вступить в полигамный брак. В 34 стихе говорится, что Бог повелел Аврааму вступить в полигамный брак. Оказывается, что эта заповедь была дана Аврааму для того, чтобы воспитать праведное потомство. Именно Сара отдала Агарь в жены Аврааму, и тем самым она подчинилась закону, данному Аврааму. В этом отношении, Сара собственноручно принесла Авраамову жертву. В стихе 36 Господь сравнивает тот факт, что Аврааму было заповедано принести в жертву Исаака, с тем, что он был готов вступить в полигамный брак. В обоих случаях Господь говорит, что «это вменилось ему в праведность», потому что Авраам был готов отступить от общего закона и подчиниться временному закону, как повелел Бог.

Авраам, Сара и Агарь не были довольны временной заповедью создать полигамную семью. В этом нет никаких сомнений. Это стало первым основным испытанием, которое пришлось пройти Аврааму, чтобы доказать, что он действительно готов на все, что потребует от него Господь. Авраам не хотел жениться на Агари и иметь от нее ребенка — иначе он сделал бы это раньше. Он хотел, чтобы его женой была Сара, и чтобы у них был ребенок, но Господь отложил это для того, чтобы была испытана вера Авраама, и чтобы он узнал, что такое жертва. В результате своего послушания они были благословлены чудом рождения Исаака.

К сожалению, для Авраама и Сары это не стало концом испытаний. В очередной раз от Авраама потребовали ослушаться общего закона и подчиниться временному. Господь говорит Аврааму отвести Исаака на гору Мориа, связать его и принести в жертву. Кончай шутить!

Авраам уже заносит нож над Исааком, и как только он делает это, Господь предлагает альтернативу. Место Исаака занимает агнец, и Авраам снова счастлив.

Возвратимся к 132 разделу, где в стихе 50 Господь говорит Джозефу Смиту, что Он видел его «жертвы в повиновение» тому, что Он повелел ему в отношении полигамного брака. «А потому» — говорит Господь — «Я уготовлю путь для твоего ухода, как Я принял приношение Авраама в лице сына его Исаака».

Почему Господь использует здесь слово «уход»? Это означает, что жертва, которую Он требует от Джозефа Смита, лишь временная.

А сейчас наступает момент, когда многие посчитают меня ненормальным за то, что я верю во что-то подобное. Для большинства покажется, что никакой мужчина не воспримет многоженство как жертву, но для хорошего мужчины, который любит свою жену, это на самом деле — жертва.

Если Господь называет многоженство «приношением Авраама», для человека, от которого требуется жить по принципу многоженства, станет утешением тот факт, что заключительная часть жертвы Авраама — это долгожданное освобождение или, как называет это Господь, — «уход».

Если многоженство такая болезненная жертва для всех участников, зачем тогда Господь потребует продолжать его в целестиальном царстве? Зачем Бог будет с такой силой проклинать многоженство, даже называть его «мерзостным», если это, в действительности, целестиальный закон? Потому что, согласно этим стихам, жертва в конечном итоге подходит к концу, чтобы могло быть восстановлено счастье, как это произошло с Авраамом.

Я не смог найти ни одного места в Писаниях, где Господь упоминает многоженство в загробной жизни. Я вижу, как Он проклинает его в этой жизни, за исключением тех случаев, когда для осуществления Его целей необходимо праведное поколение, как истинная жертва и отхождение от общего закона моногамии.

Многие верят, что весь 132 раздел посвящен многоженству, и ошибочно относят первую его часть о новом и вечном законе вечного брака к многоженству, когда, на самом деле, тема многоженства даже не затрагивается вплоть до второй половины раздела. Я верю, что закон целестиального царства — это вечный брак (моногамия), а не многоженство.

Но вас наверное беспокоит тот факт, что все эти люди запечатываются друг с другом?

Все объяснения, которые кто-то может привести как логический аргумент в пользу практики многоженства на Небесах, это сплошные домыслы. Не существует учения о том, что на Небесах больше женщин, чем мужчин, или что не достаточно времени для рождения детей. Такого учения нет. В действительности, большинство таких объяснений не логичны.

Бог обещал Джозефу Смиту «уход» от этого временного закона, так почему же Он будет требовать его на Небесах?

Для меня по-прежнему остается загадкой, почему подобный ход мыслей продолжает существовать в Церкви. Я даже благодарен средствам массовой информации за их освещение данного вопроса, потому что это побудило меня и мою жену тщательно и с молитвой изучить его.

Мне кажется, что люди пытаются придумать все, что угодно, для того, чтобы дать разумное объяснение тому, почему им придется практиковать многоженство на Небесах, даже не осознавая, что от них, возможно, этого не потребуется. Что это было исключение в целестиальном законе моногамии, по которому муж и жена ожидают того, что в вечных мирах они будут вместе друг с другом и ни с кем еще.

Но как насчет мужчин, которые были запечатаны больше, чем с одной женщиной? Почему Джозеф Смит и другие члены Церкви были запечатаны с многочисленными женщинами, включая 14-летнюю девушку?

Некоторые из этих браков и запечатываний, которые имели место в первые дни существования Церкви, предназначались лишь в качестве гарантии вечных семейных уз и не включали половые отношения. Другие же браки, как кажется, были заключены для того, чтобы «воздвигнуть праведное потомство». Я верю, что именно здесь мужчины и женщины были подвержены испытанию Авраама. Это, должно быть, было исключительно трудно для мужчин, но особенно для женщин. Понятно, почему те, кого затронул этот принцип, отреагировали на него с таким осуждением.

Даже Джозеф Смит говорит с прямотой: «Я никого не осуждаю за то, что они не верят моей истории. Если бы я не пережил все это сам, я бы тоже не смог в нее поверить».

В те первые годы существования Церковь все еще пыталась разобраться в принципе запечатывания. Для восстановления потребовалось некоторое время, и его было нелегко понять. Многие запечатывания проводились заместительно. Людей направо и налево запечатывали с представителями высшей власти Церкви, чтобы обеспечить им возвышение. Иногда «вдов запечатывали с представителями высшей власти, если их мужья умерли без Евангелия, после чего мужей запечатывали к тем же самим представителям высшей власти как детей» для того, чтобы «сохранить их в той же семье» (Закон усыновления, Гордон Ирвинг).

Цитируя Вэлери Хадсон:

Многие женщины вступали в полигамные браки, следуя забытому представлению о том, что они не могут запечататься со своими умершими мужьями, и не смогут обрести возвышение, если не запечатаются с кем-либо в качестве жены. Например, женщины, никогда даже не встречавшие Джозефа Смита при его жизни, были запечатаны с ним после его смерти. Также, одна женщина запечатала свою престарелую мать со своим мужем вскоре после ее смерти, чтобы ее мать смогла получить возвышение.

Более 400 умерших родственниц Уилфорда Вудраффа были запечатаны с ним в качестве жен. Такая практика указывает на то, что вовлеченные в нее стороны понимали, что мужчина выступал в роли посредника, чтобы женщина могла заключить брачные заветы, а, следовательно, и получить свое возвышение. Это не означало, что эти женщины вступили в какой-либо мере значимые отношения с мужчиной на всю вечность.

Например, что это значит, если с вами запечатана умершая женщина, с которой вы не были знакомы в этой жизни, чье мнение по этому поводу вы не можете знать, и которая, кстати, приходится вам пра-пра-прабабушкой? Или если с вами, в качестве вашей жены, запечатана ваша теща? Или же, в случае женщины, быть запечатанной с умершим мужчиной, которого она никогда не встречала, и чье мнение по этому поводу ей также не известно? Подобные браки кажутся более логичными как заместительные.

И действительно, когда президент Уилфорд Вудрафф объявил в 1894 году, что женщины могут быть запечатаны со своими умершими мужьями (так же, как и дети с умершими родителями), даже если те не получили при жизни крещение, были проведены тысячи запечатываний для того, чтобы по праву восстановить семейные линии.

Хадсон также подчеркивает, что на основе церковного руководства можно выделить учение о «передаче».

Если мужчина и женщина заключают брак на время и на вечность и затем разводятся, дети будут с родителем, который оправдан, и который соблюдал все заветы. Если никто из них не соблюдал заветы, дети могут быть взяты от обоих родителей и отданы кому-то еще, и это произойдет посредством добродетели рождения под заветом. Ребенка не нужно снова запечатывать, если он родился под заветом, но посредством добродетели того происхождения, он может быть передан (Часто задаваемые вопросы о храме и обличении, Солт-Лейк-Сити: Церковь Иисуса Христа Святых последних дней, 1981 г., стр. 10).

Именно это и происходит со всеми этими запечатываниями. Цель Небесного Отца — запечатать каждого мужчину и каждую женщину, начиная со времен Адама, с Богом. Важно здесь то, что человек опять запечатан с Богом в противопоставление дьяволу. Как только женщина запечатана обратно с Богом через новый и вечный завет, ее таинство может быть передано по ее выбору другому достойному носителю священства. Это логично. Если она не хочет вступать в полигамные отношения, для нее найдется кто-то, с кем она сможет заключить моногамный брак, который сделает ее счастливой. Как еще это может произойти?

Кто-то может сказать, что на Небесах все будет по другому, и что когда мы попадем туда, в многоженстве не будет ничего страшного. Может быть это и так … но если «та же среда общения, которая существует у нас здесь, будет существовать у нас там» (Учение и Заветы 130:2), многие Святые не очень-то захотят жить по такому закону исключения.

Я не говорю, что многоженства не может быть в целестиальном царстве. Я лишь говорю, что не верю в то, что многоженство является требованием в целестиальном царстве. Я не верю, что это норма целестиального царства, или что оно будет обязательным для всех кто получит возвышение. Везде — из того, что я читал в Писаниях, а также из учений пророков и высших представителей власти, — я вижу учение о том, что если один мужчина и одна женщина вступают в новый и вечный завет брака, у них есть возможность получить возвышение. Я верю, что мужья и жены могут не сомневаться в том, что, если они так предпочитают, они смогут жить по вечному и общепринятому закону моногамии.

Это дает мне утешение. Это дает утешение моей жене. Я надеюсь, что это принесет утешение вам.

Все написанное здесь — мое личное мнение. Это не официальное учение, и я не говорю от лица Церкви. Я люблю Церковь и благодарен за нее. Когда я пишу все это, моя цель — помочь тем, кто может быть обеспокоен этой темой, принять во внимание каждый аспект, прежде чем раздражаться или отчаиваться.

Я уверен, что будут те, кто найдут какие-то цитаты и постараются доказать мою неправоту. Ничего страшного! Как я уже сказал, возможно, что я неправ. Я как вы. Стремлюсь учиться. Стремлюсь расти. Мне нравится рассматривать все под разным углом, и я рад возможности всегда учитывать дополнительный свет и знания, даже когда это противоречит тому, во что я верю. Я не знаком с каждой цитатой, когда-либо произнесенной по этому поводу. Я лишь знаю, что мое изучение принесло мне утешение, и что это совпадает с Писаниями.

Я верю всем сердцем, что многоженство является лишь временным исключением для общего и вечного закона моногамии. Что так было во времена Ветхого Завета, и что так было в ранние дни существования Церкви Святых последних дней. Что это была жертва для всех участников, и что, в соответствии с жертвой Авраама, всем участникам, по их желанию, будет предложен «уход».

Дополнительные идеи, которые не совсем вписываются в приведенную выше статью:

1. Нечто подобное произошло с Адамом и Евой. Они получили заповедь не вкушать плод с дерева познания добра и зла, но в то же самое время им было заповедано размножаться и наполнять землю. Можно практически ощутить их боль, когда им пришлось принять решение вкусить плод с того дерева. Им не хотелось ослушаться заповеди. Когда они вкусили плод, это было осознанным решением. Это не было ошибкой. Они нарушали одну заповедь и осознанно навлекали на себя великую боль для того, чтобы последовать другой заповеди. Они нарушили ту заповедь, чтобы каждый из нас смог прийти в этот мир. Это стало для них жертвой, и впереди ждал «уход», которым стал приход в мир Спасителя, отменившего последствия Падения.

2. Кто-то может сказать, что поскольку у Христа была власть над Своей жизнью, и Он мог созвать легионы Ангелов, чтобы спасти Его, Он, в действительности, вышел за рамки одной общепринятой заповеди для поддержания исключительного права Небесного Отца дать Ему жизнь. Приносить в жертву самого себя не соответствует закону, но поскольку Отец заповедовал Своему невинному Сыну отдать Свою жизнь, такой поступок был оправдан, и Он не согрешил, следуя этому повелению. Его «уход» произошел на третий день, когда Иисус восстал из мертвых.

3. Мне всегда было скучно читать, как казалось, бесконечные генеалогические факты, которые находятся в самых первых главах Библии, в Евангелии от Матфея. Но потом кто-то обратил мое внимание на то, что если взглянуть на генеалогию Христа, можно заметить, что Он произошел от дома Давидова. Вы понимаете, что дом Давидов был одним из крупнейших полигамных «домов» в документированной истории? Интересно, что у Христа полигамное наследие.

4. Я не знаю всех мотивов Джозефа Смита. Как кто-то может знать нечто подобное? Я лишь говорю, что Джозефа Смита осуждают за те же самые вещи, за которые стоит осуждать библейских пророков. Никому не известны намерения древних пророков, и тем не менее, мы закрываем на них глаза, потому что это было «культурно допустимо» в их дни. То, что неправильно, неправильно, а то, что правильно, правильно в любой период времени, независимо от культуры.

5. Если вы верите в Библию, вы не можете проигнорировать пророчество Исаии о последних днях, когда он сказал, что «ухватятся семь женщин за одного мужчину в тот день, и скажут: „свой хлеб будем есть и свою одежду будем носить, только пусть будем называться твоим именем, — сними с нас позор“» (Исаия 4:1). Что значит этот стих для христианского мира?

6. Джозеф Смит сказал: «Я всегда говорил, что ни у одного мужчины не должно быть больше одной жены в одно и то же время, если только Господь не укажет по другому». Брюс Макконки сказал: «В соответствии с законом Господа о браке, у мужчины может быть только одна жена в одно и то же время, если только Господь не заповедует многоженство в новом и вечном завете».

Эти цитаты подтверждают тот факт, что многоженство — это «заповедь исключения», даваемая для конкретной земной цели воспитать Богу праведное поколение только в этой жизни. В жизни грядущей нам не нужно будет торопиться «воздвигнуть потомство», так как там не будет существовать временных рамок.

7. Нет доказательств тому, что у Небесного Отца несколько жен.

8. Если вы считаете многоженство неестественным, подумайте о кровосмешении, которое происходило, когда Адам и Ева воспитывали своих детей. Опять же … если вы верите в Библию, вы верите и в это.

9. Джеймс Талмейдж был одним из величайших церковных теологов. В своей книге История и философия мормонизма он сказал, что «Святых последних дней уже давно считают многоженцами. Факт того, что, как часть церковных таинств, полигамные браки практиковало ограниченное число членов Церкви, никогда не отрицался с самого момента их введения. Но идея того, что многоженство является существенной доктриной Церкви — заблуждение. То, что Святые последних дней называют целестиальным браком, — одна из характеристик Церкви и практикуется повсеместно. Но когда дело касается целестиального брака, многоженство является исключением, а не основой. Тем не менее, в общественном сознании эти два момента смешиваются».

Многоженство — сложная тема. Она сложна для любого, кто стремится ее понять. Возможно, что нам никогда не удастся понять ее до конца, но хочется надеяться, что какие-то мысли в этой статье помогут людям увидеть эту тему в ином свете.

Если вы хотите ознакомиться с официальной позицией Церкви в отношении полигамии, предлагаем вам перейти по ссылке.

 

Оригинал этой статьи был опубликован на сайте Greg Trimble. Автор Грег Тримбл. Переводчик Эля Гент.

(Visited 749 times, 1 visits today)