Раз или два в год я забываю принять свое лекарство для сердца. Эта оплошность никогда не бывает преднамеренной, и я исправляюсь, как только вспоминаю об этом, но я с трудом могу видеть разницу. 50 мг атенолола из годового количества в 91,250 мг вряд ли будут заметны. Но я совершенно уверен, что если бы я решил, что лекарство не так уж и важно, и стал безразлично относиться к его приему, тогда результат был бы серьезным. Я мог бы привыкнуть к тому, что чувствую себя хуже, чем обычно, или решить, что я должен чувствовать себя именно так, и пришел бы к выводу, что это средство все равно ничего не делает для меня.

Мы также проводим и нашу духовную самодиагностику. Мы пропускаем день или два, или неделю или две, в изучении Священных Писаний, или час или два молитв в месяц, и если бы мы были достаточно проницательными, мы заметили бы, что становимся менее счастливыми, чем привыкли быть, но мы почти никогда не замечаем связь между духовным лекарством и средством от растущего недовольства. Мы пропускаем уплату десятины или пропускаем церковь, пренебрегаем домашним семейным вечером раз или два, и небо не падает на нас, и никто не умирает, так что это, в принципе, не такое уж и большое дело?

Может быть, именно это мой отчим имел обыкновение говорить, когда болел его большой палец. В конце концов, палец на ноге находится настолько далеко от центра всего, насколько только возможно. Сердце и мозг отделены от воспаленных пальцев ног километрами нервов и вен, артерий и капилляров, и миллиардами клеточных стенок. Небольшой дискомфорт от чего-то настолько незначительного и далекого не имеет большого значения… если не считать того, что это не так. Его боль была вызвана раком. А рак распространяется. Он почти никогда не остается локализованным в большом пальце ноги.

Ужасные духовные болезни можно предотвратить или вылечить, используя соответствующие божественные средства. Но их применение должно быть «непрерывным». Мы должны употреблять лекарство, как это было предписано. Мы должны быть Святыми, готовыми окунуться семь раз. Седьмое погружение в реку Иордан не вылечило Неемана от проказы, он исцелился, погрузившись семь раз (см. 4-я Царств, глава 5). Если бы он пропустил первый или третий, или седьмой, то его проказа никуда бы не ушла.

Я наблюдал за многими Святыми шести погружений в этой Церкви, которые не могут понять, что случилось с их свидетельством и их счастьем, их стремлением к праведности. Они не могут понять, почему их пальцы продолжают отпадать от духовной проказы. Причина заключается в том, что они выходят из реки слишком рано. Oни должны быть, как река Лемуила, «беспрестанно вливаясь в источник всей праведности» (1 Нефий 2: 9).

Дом в Логане, где я вырос, окружали низкие, толстые изгороди. Мой отец регулярно подрезал их. Когда я хотел пойти к Голдингам или Хенрисам, мне приходилось обходить их вокруг. Я не мог перепрыгнуть или пролезть сквозь них.

Мы должны понимать, что духовная медицина похожа на эти живые изгороди. В книгах Иова, глава 1, и Исайя, глава 5, ограда упоминается, как защитная изоляция, окружающая человека или народ, и защищающая их от вторжения смертельных болезней, которые могут привести к духовной смерти.

Бог использовал Иова, как пример успеха великого плана счастья (см. Алма 42: 8).

«И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? Ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла?» (Иов 1: 8).

Сатана конечно, наблюдал за Иовом и считал, что праведность Иова была не результатом послушания, а последствием божественной защиты и благословений. Он указал на ограждение вокруг Иова:

«И отвечал сатана Господу и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле» (Иов 1: 9-10).

Люцифер не понимал, что корни этой изгороди были питаемы из почвы послушания Иова, и что нежелание Иова пересмотреть свою праведность по какой бы то ни было причине, сделало это ограждение надежной стеной против сатанинского вторжения.

Исаия 5 подразумевает, что Господь убрал защиту вокруг Израиля, но суть заключается в том, что это ограждение было уже пораженным и умирающим из-за беззакония заветного народа. Господь отказался поддерживать их неправедный образ жизни, потому что они отказались соблюдать заповеди.

«Что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему? Почему, когда Я ожидал, что он принесет добрые грозды, он принес дикие ягоды? Итак Я скажу вам, что сделаю с виноградником Моим: отниму у него ограду, и будет он опустошаем; разрушу стены его, и будет попираем, и оставлю его в запустении: не будут ни обрезывать, ни вскапывать его, — и зарастет он тернами и волчцами, и повелю облакам не проливать на него дождя. Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, и мужи Иуды — любимое насаждение Его…» (Исаия 5: 4-7).

Я слышал, как люди жалуются на терновники и колючки в своей жизни. Но когда границы снимаются, такие вторжения неизбежны. У Иова в жизни тоже были свои волчцы и терны, когда Бог, решительно настроенный на то, чтобы позволить Иову продемонстрировать свою преданность торжеству вечности, удалил защитное ограждение такой живой изгороди. При внимательном прочтении книги Иова, я могу найти, по крайней мере, десять бедствий, которые обрушились на него. Но он не жаловался. Он просто продолжал принимать свое лекарство и питать растения.

Самсон настолько далеко отошел от своей духовности, что когда Дух окончательно покинул его, и его ограждения были удалены, он не понял этого. Далида обрезала его волосы, пока он спал, а затем стала кричать о том, что филистимляне нападают!

«Он пробудился от сна своего, и сказал: пойду, как и прежде, и освобожусь. А не знал (не понимал), что Господь отступил от него» (Книга Судей 16: 20).

Защиты его божественно направляемой силы больше не было. Иов же держался своих заветов, и его нельзя было заставить отступить от них.

«Жив Бог, лишивший меня суда, и Вседержитель, огорчивший душу мою, что, доколе еще дыхание мое во мне и дух Божий в ноздрях моих, не скажут уста мои неправды, и язык мой не произнесет лжи! Далек я от того, чтобы признать вас справедливыми; доколе не умру, не уступлю непорочности моей. Крепко держал я правду мою и не опущу ее; не укорит меня сердце мое во все дни мои» (Иов 27: 2-6).

К концу книги Иова, его ограда вернулась на место.

Мою ежедневную дозу лекарства для сердца нельзя заменить ничем. Я мог бы пропустить его раз или два без смертельных последствий, но я не могу отказаться от него. Точно так же, если я позволю изгороди моей праведности — границ из молитв, изучения Священных Писаний, посещения храма, причастных заветов и множества других поступков, — зачахнуть и умереть, или даже если я позволю погибнуть одному или двум отдельным растениям, я открою врата к моему сердцу, и мой вечный враг сразу войдет в них с чемоданом скорбей и страданий.

Предупреждение Господа к Каину имеет важное значение:

«Если делаешь доброе, то будешь принят. Но если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит, и сатана желает овладеть тобой» (Моисей 5: 23).

Мы должны следить за этой изгородью безопасности, которая растет на плодородной почве нашего послушания. Когда мы питаем отдельные растения своей верностью (когда мы служим, изучаем, молимся, размышляем и каемся), они будут расти вместе и смогут образовать непроницаемую преграду против всех раскаленных стрел противника.

Оригинал этой статьи был опубликован на сайте Meridian Magazine. Автор Тэд Гиббонс. Переводчик Елена Шэннон.

(Visited 32 times, 1 visits today)