Большинство изображений рождественской истории имеют классическую экспозицию: Мария, Иосиф, младенец Иисус, волхвы и пастухи. Некоторые люди знают о том, что мудрецы были последователями Христа и принесли Ему в дар золото, ладан и смирну, как символ царственности и божественности Иисуса и Его страданий и смерти.

Но каково же было значение пастухов на Рождество? Почему именно пастухи, из всех людей, были приглашены увидеть Христа сразу после Его рождения? Ответ на этот вопрос может быть более значительным, чем вы думаете.

Следующий отрывок из книги Эрика Хантсмена «Благовестие великой радости: предрождественское празднование рождения Спасителя» объясняет:

«Это безусловно знаменательно, что первое провозглашение было сделано перед пастухами. Хотя Матфей рассказывает о том, что новости были также позже переданы мудрецам — которые, без сомнения, символизируют избранных и и образованных, — благодаря астрономическому феномену, смиренным пастухам в Евангелии от Луки знание об этом было дано через прямое откровение сразу же после рождения Иисуса. Существует тенденция к романтизации пастухов, что делает их в нашем воображении хорошими, смиренными, скромными фигурами. В действительности же, на пастухов в то время часто смотрели, как на нечистых и вне закона, иногда даже как на непорядочных, потому что они нередко пасли свои стада на чужой земле.

В этом случае, это хорошо согласуются с акцентом, который делает Лука в другом месте в своем Евангелии, где Иисус заявляет, что Он пришел не к праведникам, а к изгоям и грешникам. Однако, другие отмечают, что многие животные из отары вблизи Вифлеема, который находится всего в шести милях от Иерусалима, были предназначены для храмовых жертв, в этом случае человек видит совершенно иную символику. Иисус пришел, как Агнец Божий, чтобы умереть за грехи мира, и возможно, что Его рождение было впервые объявлено хранителям храмового стада. Одно конкретное место — Мигдаль-Эдер или «Сторожевая башня стада», — известно именно в связи с этой священной отарой. Упомянутое в книге Бытия 35: 21, о нем также говорится в Михее 4: 8, как части более значительного предсказания, которое включает в себя пророчество в Михее 5: 2 о том, что Мессия придет из Вифлеема.

Лука описывает ангела, который явился пастухам, просто как «Ангела Господня» (От Луки 2: 9). Матфей также использует это название, когда он описывает первый сон-видение Иосифа (От Матфея 1: 20). В обоих случаях можно найти отражение общего божественного посланника, который представляет Господа с такой силой и так прямо, что он, или его слова, часто взаимозаменяемы с самим Богом. Тогда смысл этого заключается в том, что послание, которое передает ангел, приходит непосредственно от Бога, и это подтверждается описанием Луки о том, что «слава Господня осияла их». Так и в Ветхом Завете, слава является видимым проявлением Божественной силы и великолепия, иногда даже символизируя Его присутствие. В виду вышеизложенного, пастухи, по понятным причинам, испугались, что является первым шагом утверждения или возвещения в том порядке, который мы уже видели с Захарией и Марией.

На втором этапе этого шаблона, посланник говорит испуганному получателю — в данном случае, нескольким получателям, — не бояться. Объявление, которое следует после, является одним из наиболее известных мест рождественской истории, которое объединяет в себе всю радость и счастье этого священного события: «Не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям» (От Луки 2: 10). Всего один греческий глагол euangelizomai включает в себя всю фразу «Я возвещаю вам», которая имеет тот же корень, что и euangellion, что означает «благая весть» или «Евангелие». Хотя рождение истинного царя было, конечно же, хорошей новостью, благая весть, которая приносит радость всем людям, в конечном итоге, состоит в том, что Иисус сделает позже — пострадает, умрет и воскреснет, — таким образом мы видим, что благая весть — это спасение.

В связи с этим, ангел Господень продолжает: «Ибо ныне родился вам… Спаситель, Который есть Христос Господь» (От Луки 2: 11). Хотя идея о том, что Бог является Спасителем, который спасает свой народ, безусловно, присутствует в еврейском пророчестве, греческое слово «спаситель» (sōtēr) имело конкретные политические последствия в контексте управляемого Римом государства, которое подразумевало политическую или временную выгоду, которую мирской правитель предоставлял своим подданным. Именно из-за такого контекста, Лука открывает нам сцену Рождества Христова, начав его с ссылки на Августа. Но для Луки, источником спасения, мира и процветания был не римский император, а Помазанник, обещанный Богом. Уравняв таким образом Христа с «Господом», Лука далее определяет младенца божественным Иеговой, так как греческий Кириос и ивритский Адонаи («Господин») оба были заменителями божественного имени Яхве.

Несмотря на величие личности младенца, ангел дает пастухам, казалось бы, нелогичный знак: «И вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях» (От Луки 2: 12). Пеленание само по себе, скорее всего, не было знаком, который пастухи могли бы использовать, потому что это больше свидетельство родительского беспокойства и заботы о малыше. Скорее, то, что новорожденный ребенок находился в яслях, было достаточно необычным знаком, по которому пастухи могли бы распознать, что они нашли правильного младенца.

Но еще до того, как пастухи могли поспешно отправиться в Вифлеем, чтобы найти там запеленутого младенца в яслях, к ангелу, который говорил с ними, присоединяется ангельский хор, восхваляющий Бога — во многом напоминая то время, когда они «восклицали от радости» при сотворении (Иов 38: 7). Их песня состоит из самых кратких — но, без сомнения, самых широко известных (возможно, потому что они такие короткие), — четырех кант в данном Лукой благовествовании о младенце. Более известная под понятием «Слава в вышних», берущая начало из традиционного названия на латыни, она вошла в литургию нескольких церквей, а также в слова многочисленных песен. Хотя дословные данные предполагают нескольких возможных вариантов песни, наиболее известная версия в Библии в переводе короля Иакова звучит так: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение» (От Луки 2: 14). Отсутствие глагола в каждой фразе гимна предполагает семитский оригинал, который Лука или его источник уже перевели на греческий язык. В дополнение к простому провозглашению, возможно, что отсутствующий глагол «быть» подразумевает повелительную (командную) силу, что означает, что это молитва о том, что слава должна быть Божья, а на земле должен быть мир.

Понятие «в вышних» в английском языке может рассматриваться, как выражение степени, предполагая, что ангелы давали Богу наивысшую похвалу, но в греческом языке, предложный оборот, скорее, связан с местоположением, описывая, где можно найти славу. «Hypsistois» может быть как мужского, так и среднего рода множественного числа, так что есть вероятность того, что славу можно найти «среди вышних», что, возможно, означает, среди ангелов или других божественных существ, хотя, скорее всего, смысл в том, что слава должна быть в самых высоких местах, то есть на небесах. Это находит важное отражение позже, когда Лука описывает Триумфальный въезд Христа, когда те, кто приветствует Иисуса, пока он приближается к Иерусалиму в преддверии Своих страданий, взывают: «благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних!» (От Луки 19: 38; курсив автора). Таким образом, силы небесные при рождении Иисуса и собрание людей на земле перед крестными муками образуют антифонный хор, охватывающий миссию Христа – ангелы молятся о мире на земле, а толпы молящихся — о мире на небесах.

При этом обе группы приписывают всю славу Богу в вышних, как и Сам Христос в предземной жизни обещал отдать всю славу от Своей миссии Богу, Отцу Его (Моисей 4: 2). Результатом спасительной миссии Иисуса будет мир на земле — мир в отдельных сердцах, в семьях и отношениях, а также между группами и нациями. Но в конечном счете, миссия этого драгоценного младенца состояла в том, чтобы восстановить мир между Богом и Его детьми, примирив нас через искупительную смерть Его Единородного Сына и принеся нам истинную радость (см. К Римлянам 5: 8-11).

Оригинал этой статьи был написан Eric Huntsman и был опубликован на сайте ldsliving.com под названием Why Shepherds Were Invited to Witness Christ’s Birth—and Not Somebody Else.

[Русский] ©2016 LDS Living, A Division of Deseret Book Company | English ©2016 LDS Living, A Division of Deseret Book Company.

Выдержки взяты из книги Эрика Хантсмена «Благовестие великой радости: предрождественское празднование рождения Спасителя». Переводчик Елена Шэннон.

(Visited 46 times, 1 visits today)