Когда я учился на юридическом факультете Нью-Йоркского университета, я как-то проходил мимо двух бездомных девушек в Уэст-Вилладж. Когда одна из них попросила денег, чтобы купить еду, я купил им гамбургеры и картофель фри. Пока мы ели, они рассказывали мне о своей жизни на улице.

Их истории были душераздирающими. Под несколькими слоями пирсинга, татуировок и замусоленной одежды я увидел двух печальных и одиноких молодых женщин в возрасте двадцати с небольшим. Они говорили об опасностях, связанных с ночевкой в парках, о том, как их ограбили на улице, и о своем неудачном опыте в приютах для бездомных.

«Тогда что вам нужно?» — спросил я.

Они сказали, что шестидесяти долларов было бы достаточно на еду, и чтобы снять комнату в дешевом мотеле.

Мое сердце было переполнено сочувствия к ним. «Так что, если бы я каждый день находил вас на этом углу и давал вам шестьдесят долларов, вы были бы счастливы?»

После минуты молчания та, которая была моложе, начала плакать, а потом покачала головой.

«Как тогда я могу помочь?» — спросил я.

«Мы хотим найти работу», — объяснила другая. Без резюме или чистой одежды места, в которые они подавали заявления, не хотели нанимать их. Я взял их номер мобильного телефона и обещал помочь.

Сначала я нашел работу по обслуживанию клиентов и рассказал о ней девушкам. Мы снова встретились на углу той улицы, и они сказали мне, что они не хотят быть секретарями или работать на телефоне. Они также не хотели бы работать в двух разных местах. Что им действительно хотелось бы делать — это быть официантками в одном и том же ресторане. Мне показалось, что они слишком разборчивы, но они выглядели искренними. Так что я снова обратился к местной рубрике «нужна помощь» и сделал несколько телефонных звонков.

Я нашел доброго человека, который согласился дать этим молодым женщинам форму и работу в русском ресторане. Даже никогда не встретившись с ними, он был готов дать им эту возможность только потому, что он согласился, что двум бездомным девушкам просто нужен шанс. Когда я рассказал им об этом, они дали волю эмоциям. Они были так признательны, так взволнованы. Я дал им адрес, дату начала и время. Они согласились с тем, что расположение и часы работы подходили им совершенно. Я чувствовал себя прекрасно.

К сожалению, это чувство было не последним. В первый же день они не появились на работе. Я убедил их работодателя дать им еще один шанс. Когда я позвонил им, они рассказали мне историю о том, как они застряли в Бруклине, потому что пошли «посмотреть дом друга». Я сказал, что у них есть еще один шанс начать работать на следующий день, но если они не появятся, они потеряют работу. Они без конца извинялись и благодарили меня, поклявшись, что они будут там.

Но и на следующий день они там не появились.

Когда я, разочарованный, опять позвонил им, я получил еще одно никудышное оправдание. После того, как я еще раз поговорил с хозяином, я сказал им, что они могут пойти на работу в любой день, когда захотят, и он даст им шанс. Я также сказал, что не буду больше следить за этим. Если они действительно хотели эту работу, она была их.

Несколько недель спустя, я столкнулся с теми же самыми девушками на улице, где они снова попрошайничали. Как выяснилось, они так никогда и не показались в ресторане. Сначала я хотел упрекнуть их, но потом понял, что это того не стоит.

У этих девушек была трудная жизнь, и они явно нуждались в помощи. Их заявления о том, что им нужна помощь, казались искренними. Но в конце концов, их желание не было достаточно чистосердечным. Они только думали, что хотели что-то, что я мог предложить им. Им нравилась идея стабильной работы, но они никогда сознательно не хотели ее.

Подобно этим двум обездоленным молодым женщинам, когда мы не уверены, нужна ли нам помощь, Бог не может помочь нам. Только когда мы по-настоящему искренни, с «чистым сердцем», без «лицемерия» или «обмана перед Богом» (2 Нефий 31: 13), Господь хочет и может дать нам великую перемену сердца.

В эксперименте Алмы с его легендарным семенем, он объяснил, что нам нужно «использовать лишь крупицу веры» — частицу настолько маленькую, как искреннее «желание поверить», — чтобы Господь мог помочь нам (Алма 32: 27). Потом нам необходимо «позволить этому желанию воздействовать на (нас)» и так как семя желания хорошее до тех пор, пока мы питаем и не забрасываем его, оно будет расти. Нам не нужна всеобъемлющая вера прямо у ворот. Подобно отцу одержимого и суицидального сына в Библии, нам нужно искреннее «желание поверить». Нам необходим честный настрой. Когда у нас есть искренность в сочетании с убежденным смирением, Господь дает нам еще больше желания и веры.

Опять же, роль дел вторична. Обратите внимание на тип дерева, которым становится семя Алмы: «дерево жизни» (Алма 32: 40). Это семя искреннего желания вырастает в опять-таки знакомое нам дерево, которое видели во сне Легий и Нефий.

Плодами этого дерева является Божья любовь. А чистая любовь Христа — это милосердие, которое производит добрые дела. Мы не делаем добро, а потом получаем веру, и мы не спасаем самих себя. Если мы смиренно и искренне желаем поверить в то, что Господь может помочь нам в нашем неверии, Он даст нам веру в покаяние и наполнит нас Своей любовью.

Когда мы полны милосердия, добрые дела неизбежно последует.

Итак, если мы посмотрим на это, Господь дает нам то, что мы хотим! Бог «дарует людям согласно их желанию» (Алма 29: 4). Даже сыны погибели получают то, что они хотят (см. Учение и Заветы 88: 32). На самом деле все мы будем «наслаждаться тем, что [мы] готовы [т. е. хотим] получить». «Лучшие дары» «даются во благо тем, кто любят (Его) и соблюдают все заповеди (Его), и также тому, кто старается делать это» (Учение и Заветы 46: 8-9, курсив автора). Нам просто нужно решить, действительно ли мы хотим, чтобы Он вмешался в нашу жизнь и помог нам сделать наши желания праведными.

Нам необходимо первичное желание позволить Господу помочь нам. Учитывая нашу свободу выбора, желание — это не что-то, что может появиться против нашей воли. Мы должны захотеть постоянных изменений, или Господь не будет вмешиваться.

В частности, мы должны хотеть, чтобы Он не просто изменил нашу способность преодолевать искушения, но и изменил весь наш настрой. Мы должны захотеть, чтобы Он изменил наши желания, чтобы Он изменил наши стремления. Мы должны искренне хотеть, чтобы желание тех «грехов, которыми мы наслаждаемся», оставило нас навсегда, без каких-либо сомнений и колебаний.

Мы должны решительно захотеть получить великую перемену сердца, потому что когда мы застреваем в циклах греха, нет никакого другого выхода. Мы не можем оставить эти грехи сами простым усилием воли, или мы уже давно сделали бы это.

Опять же, как объясняет старейшина Беднар, такая перемена — это «не только результат усердной работы или развития самодисциплины. Это следствие фундаментальных перемен в наших желаниях, стремлениях и в нашей природе, и эти перемены стали возможными благодаря Искуплению Христа-Господа». Благодаря Искуплению великого Посредника и духовному вмешательству, мы можем преодолеть «как грех, так и желание грешить; победить и порок, и тиранию греха».

Почему мне потребовалось столько лет, чтобы понять это?

После того как я закончил семинарию и провел один год в университете имени Бригама Янга, я думал, что понимаю Искупление. И я не ставил это под сомнение, пока, будучи новым волонтером, не лежал однажды в постели, пытаясь заснуть.

«Я просто не понимаю», — прошептал мой старший напарник. Было уже поздно, и я устал. «Я просто не понимаю», — сказал он снова. Мои глаза уже были закрыты, я просто хотел завершить наш разговор и пойти спать. Но после того, как он повторил это снова, я уже ничего не мог с этим поделать.

«Что ты не понимаешь?»

«Искупление, — ответил он. — Я просто не понимаю».

Этот волонтер скоро собирался домой после двух лет служения, а я пока не сносил и пары носков. Но я был немного обеспокоен этим полуночным заявлением и попался на приманку.

«Что ты не понимаешь?»

«Как оно действует».

«Что ты имеешь в виду?»

«Ну понимаешь, как Искупление вообще было возможно».

Я помню, как я пытался просто промолчать и заснуть, но мне было любопытно, что этот волонтер мог не понимать. Конечно, я слышал прежде, как некоторые из братьев говорили, что есть вещи об Искуплении, которые им непонятны. Но я не знал точно, что это были за вещи. То есть я не знал того, что я не знал. Я также чувствовал, что этот волонтер был на грани истерики.

«Что, тебе кажется, ты понимаешь о том, как Искупление стало возможно?» — спросил он после того, как я замолчал.

Я ничего не мог с собой поделать. «Ну, не знаю, я думаю, что да, Христос был в состоянии взять на Себя наши грехи и воскреснуть, добровольно исполнив план нашего Небесного Отца в предземном существовании и ведя безгрешную жизнь. Ему нужна была земная мать (Мария), чтобы Он мог испытывать соблазн и умереть, и божественный Отец (Отец Небесный), чтобы Он мог быть безгрешным и воскреснуть».

«Ты не понимаешь», — сказал мой напарник.

«Что я не понимаю? — спросил я расстроенно.

«Ты просто не понимаешь».

Я был на взводе, и мне потребовалось несколько часов, прежде чем я наконец-то уснул. Стыдно признаться, но это разочарование оставалось со мной на протяжении оставшихся месяцев с этим напарником. И после этого я думал об этом инциденте еще много раз.

Теперь я понимаю, что действительно есть много того, что я не знаю об Искуплении (в том числе, что я до сих пор не знаю, что я не знаю). Что еще более важно — это что я узнал о существенных компонентах Искупления, которые не понимал, когда служил на миссии. Мне даже неудобно от того, как мало я знал по сравнению с той уверенностью, которую я когда-то демонстрировал.

Я не понимал, что милосердие нужно было мне для того, чтобы повиноваться, а не только чтобы «изменить что-то», когда я умру. Я не понимал, что Искупление не подразумевает, что я просто буду каяться снова и в одних и тех же грехах, но чтобы убрать само желание совершать грех. Например, Искупление способно не только простить кого-то за супружескую измену; оно может удалить похоть из его или ее души. Конечно же, я читал о великих изменениях сердца. Но по какой-то причине я не понимал, что это относится и ко мне. И я подозреваю, что когда дело касается неполного понимания, я в этом не одинок.

В этой жизни сердца всех нас должны измениться — постепенно или удивительным способом, и, скорее всего, неоднократно.

И первый шаг в получении этого жизненно важного благословения, которое может дать Искупление — это действительно захотеть.

Оригинал этой статьи был написан Robert Reynolds и был опубликован на сайте ldsliving.com под названием The One Thing That Prevents the Lord from Helping Us Change.

[Русский] ©2016 LDS Living, A Division of Deseret Book Company | English ©2016 LDS Living, A Division of Deseret Book Company.

(Visited 47 times, 1 visits today)