Вскоре после его сотворения Адаму была дана задача заботиться о саде Эдемском. У него был свободный доступ ко множеству деревьев в саду, и он мог есть плоды с любого дерева, кроме одного.

«И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его. И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Бытие 2: 15-17).

При этом Бог повелел Адаму «размножаться и наполнять землю» (Бытие 1: 28). Если рассматривать этот еврейский текст в грамматическом контексте, то становится ясно, что заповедь не вкушать плод была дана именно мужчине: «Ты же, человек». Но из остальной части главы видно, что и Ева знала об этой заповеди. Адам, без сомнений, поделился этим с нею, просто потому что пытался защитить ее. Тем не менее, благодаря использованию в тексте особых местоимений мужского рода, становится очевидно, что ее не было рядом, когда эта заповедь была дана. Каковы последствия осознания этого? Почему Бог не подождал до сотворения Евы, чтобы дать им заповедь не вкушать плодов того дерева?

На протяжении тысячелетий мир винил женщину из-за последствий, ставших результатом действий Евы в саду Эдемском. Они предполагают, что если бы Ева не вкусила плод, мы все жили бы сейчас в раю. Как же они ошибаются, по стольким пунктам. Будучи аспирантом в УБЯ, я посещала курс профессора Вэлери М. Хадсон, которая присоединилась к Церкви, будучи уже взрослой. Она рассказывала в «Двух деревьях» о том, как в юности ее учили многим неправильным представлениям о Еве. Она выросла с традиционным пониманием того, что «тот факт, что Ева была создана второй, означает, что она была придатком к Адаму, что она каким-то образом уступала Адаму, будучи производной от него, а не от Бога, что она была в двух шагах от божества, а не в одном шаге, как был Адам».

Доктор Хадсон предположила, что Ева была создана второй для того, чтобы продемонстрировать беспомощность Адама перед первым деревом. Она спрашивает: «Может ли быть так — два человека, два дерева, — что именно Еве было предопределено вкусить плод от Первого дерева?» Она выдвигает идею о том, что вкушение плодов от дерева познания добра и зла означало «войти в земную жизнь со смертным телом, получить полное право выбора и пробудить в нас свет Христа». Она приписывает цель двух деревьев в Эдемском саду разным задачам для мужчин и для женщин. «Именно благодаря женщинам, души путешествуют к смертности и праву выбора, и в целом, именно благодаря заботе женщин… свет Христа пробуждается внутри каждой души».

Каждая душа, которая рождается на земле, приходит через женщину. Доктор Хадсон продолжает:

«Плод первого дерева символизирует дар, который дают женщины каждой душе, которая выбирает план Христа. Он символизирует роль и силу женщин в великом плане счастья. С этой точки зрения, для Адама не было бы правильным первым съесть плод от Первого дерева. Это не было его ролью — дать дар плодов Первого дерева другим. Интересно подумать, что даже Адам, который был создан до Евы, вошел в полную смертность и абсолютное право выбора, приняв дар Первого дерева от руки женщины. В некотором смысле, Адам сам был рожден от Евы».

Пока остальная часть христианства оплакивает тот момент, когда Ева вкусила плод, доктор Хадсон просит нас подумать о том, что мы делали, когда мы, будучи предземными духами, наблюдали за происходящим в Эдеме. Она спрашивает: «Говорили ли мы: „Нет, нет, Мать Ева, не ешь его! Нет, я не могу смотреть, не ешь его!“ Делали мы это? Что говорили Святые последних дней? „Мать Ева, пожалуйста, съешь плод, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, съешь плод!“ И когда она сделала это, плакали ли мы и плакали? Нет, мы восклицали и праздновали!»

Доктор Хадсон объясняет, почему она чувствует, что это было правильно для женщины — открыть дверь смертности. Она считает, что дочерям Бога был дан по крайней мере проблеск того, что ждет их впереди, в том числе, изнасилования, брак по принуждению, секс-торговля и отношение, как к движимому имуществу на протяжении большей части истории человечества. Она чувствует, что «если бы ни одна женщина не была готова открыть дверь к земной жизни и ко всему, что это будет означать для женщин, я не думаю, что она вообще была бы открыта, и это было бы справедливо».

Что это означает для Адама и его служения? Доктор Хадсон утверждает, что Адаму и сыновьям Адама было дано право заботиться о Втором дереве, дереве жизни. Они должны были управлять всеми таинствами и заветами, которые необходимы для детей Божьих, чтобы вернуться домой к своим Небесным Родителям. Она говорит:

«Подобно тому, как завеса в эту жизнь охраняется женщинами, дочерьми Бога, так завеса, которая возвращает нас домой, находится в ведении и под охраной сынов Божьих. Существуют также два „послушания“: „Подобно тому, как Адам послушался Еву и вкусил от плодов Первого дерева, так и Ева послушалась Адама, принимая плод Второго дерева“».

Хотя это может показаться ясным и справедливым, когда мы читаем об этих двух отдельных, но равных служениях, на самом деле многие из нас находятся очень далеко от драмы нашего рождения и признательности за дар жизни, который каждый из нас получил при начале смертной жизни. Мы все усиленно стараемся твердо стоять на прямом и узком пути, который ведет ко второму дереву, дереву жизни или вечной жизни. Мы видим сыновей Бога, которые предлагают нам плоды второго дерева, таинства и заветы, необходимые, чтобы войти в присутствие Бога. Мы не видим дочерей Бога, предлагающих нам эти таинства. Тем не менее, мы не должны забывать о том, как мы пойдем туда. Важно сделать шаг назад и снова взглянуть на всю картину, которая включает в себя как женщин, так и мужчин. Есть два дерева и два служения. Оба они необходимы, чтобы план Бога сработал.

Так как же получается, что Ева могла первой вкусить от плода? Мы продолжаем изучать историю в Бытие 3: 1, которая гласит: «Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог. И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» К сожалению, этот перевод неоднозначен. Говорит ли змей, что Бог сказал не есть ни от какого дерева в саду? Современные переводы звучат так: «подлинно ли сказал Бог: вы не должны есть ни от какого дерева в саду?» Предпосылка этого вопроса является абсолютно ложной, и мотивация сатаны, когда он задавал его Еве, заключалась в том, чтобы подорвать ее уверенность в том, что Бог все делает ей во благо. Ева отвечает, что его утверждение неверно, и что Бог позволил им есть от любого дерева, кроме одного, плод которого принесет смерть: «И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть, только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть» (Бытие 3: 2-3).

Мы видим из ответа Евы змею, что она каким-то образом знает о наказе не есть от дерева познания добра и зла. Адам должен был рассказать ей о заповеди Бога. На самом деле он добавляет дополнительный запрет. Он говорит ей, что Бог не велел им даже прикасаться к плоду. По-видимому, он пытался таким образом оградить закон, думая, что если она не будет прикасаться к дереву, она не станет есть его плоды. Адам должен был предположить, что если плод будет смертельным для него, он будет иметь такой же эффект на Еву. Поэтому ему наверное казалось логичным предупредить ее о об опасности. Библейский ученый Шира Халеви утверждает, что Адам допустил две ошибки. Во-первых, он не должен был ничего добавлять к тому, что сказал ему Бог, и во-вторых, он не должен был применять ту же заповедь и к Еве. Она не была предназначена для нее. Она утверждает: «Это не был ее грех [Евы], вкусить от плода, потому что Бог не давал ей заповеди не есть его».

Сатана подстрекал Еву съесть плод, говоря ей, что она не умрет. Было ли это ложью? Да, потому что она стала бы смертной и, в конце концов, умерла бы. Но это не значит, что она умерла бы сразу, чего она, скорее всего, ожидала. «И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Бытие 3: 4-5). Роберт Альтер объяснил грамматический синтаксис этого стиха, говоря: «Форма в еврейском языке … бесконечна, абсолютна, это неопределенная форма глагола с последующей спрягаемой формой того же глагола … Этот порядок регулярно используется в Библии при смертных приговорах. „Обреченная на смерть“ было бы подходящим эквивалентом».

Армянский Апокриф добавляет интересный элемент к этому стиху. Стих 4-й гласит: «Змей говорил с Евой: „(Это) не так! Бог был человеком, как и ты. Когда он съел плод от Своего дерева, Он стал Богом для всех. Поэтому Бог сказал тебе не есть его, чтобы ты не стала равной Богу“».

Змей намекает на то, что Бог прячет что-то хорошее от Евы, потому что Он не хочет делиться Своей божественной славой. Ева, конечно, получила много информации для размышления. Она потенциально доверяет Богу, но это новое знание заставляет ее задуматься о дереве и его качествах. В какой-то момент она «увидела, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание» (Бытие 3: 6).

Дуглас Кларк сделал заслуживающее внимания замечание по поводу этого осознания: «Тогда Ева увидела, что это было хорошо еще до того, как съела плод, и ее глаза открылись! — удивительный отголосок того, что Бог Сам неоднократно делал во время сотворения, когда Он оценивал Свою работу и «видел, что это хорошо». В «понимании» Евы, «ее божественный потенциал уже становится явным».

Змей говорил с Евой, но использовал множественное число местоимения, говоря о том, что они будут, «как боги». В переводе на английский язык это не однозначно. Он говорит: «Вы (множественное число, мужчина и женщина) будете, как боги». Интересно, как она представляла себе исполнение этого. Возможно, она обдумывала заповедь «Размножайтесь и наполняйте землю». Кларк спрашивает:

«Вспомнила ли она, что первая заповедь размножаться и наполнять землю была дана им обоим, а вторая была дана непосредственно Адаму?… Видела ли она, что эти две заповеди связаны? Начала ли она понимать, почему великий дар потомства до сих пор не был претворен в жизнь в саду? Сделала ли она вывод о том, что до тех пор, пока они живут там, они никогда не смогут выполнить первую великую заповедь?»

Еврейский школяр Шира Халеви объяснила, что согласно традиции, дети не были зачаты, пока Адам и Ева не вкусили от дерева познания добра и зла, а также, что рождение детей является одним из последствий падения. Она предполагает, что это дерево можно было бы назвать Деревом смертности, но что возможно Бог хотел подчеркнуть тип знаний, получаемых благодаря смертному состоянию. Она пишет:

«Помните, что сад также вечен. Без прогресса времени не могут происходить ни смерть, ни роды. Старость и развитие плода, а также рост и развитие ребенка к взрослой жизни, все зависит от поступательного движения времени суток, месяцев и лет».

Кроме того, можно утверждать, что в саду не было противоположности. «Поэтому рождение и смерть, такие крайние противоположности смертности, не могли бы существовать».

Кларк утверждает, что Ева «знала о том, что Адам оказался в ситуации, когда он не мог, без помощи Евы, достичь своего потенциала, так как заповедь не есть плод была дана только ему. Именно она должна была сделать шаг, который Адам не мог сделать сам. Только если бы она первая вкусила его, ему пришлось бы тоже сделать это, чтобы подчиниться первой великой заповеди размножаться. Она должна была вкусить, чтобы ее муж мог стать тем, кем он был создан быть — отцом человеческой расы. Ева должны была вкусить ради него и ради нее, ради их брака и человечества».

Итак, Ева «взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел» (Бытие 3: 6). Иногда мы забываем о присутствии Адама во время разговора Евы со змеем, хотя в тексте четко сказано, что он был «с ней». Но как только Ева вкусила плод, они с Адамом были «резко разделены, — отмечает Хью Нибли, — потому что они были различной природы». Ева принимает меры в ее роли Езера — спасителя человеческой расы. Она сделала первый необходимый шаг, чтобы привести человечество к смертности. Теперь она должна привести Адама вместе с собой. Нибли описывает, как она достигла этого:

«Во-первых, она спросила Адама, намерен ли он соблюдать все заповеди Божьи. Конечно, да! Все? Естественно! Тогда какой, скажите на милость, была самая первая из заповедей? Разве это не размножаться и наполнять землю — общечеловеческая заповедь, данная всем Божьим тварям? И как они могли бы соблюсти эту заповедь, если они были разделены? Она имела неоспоримую значимость над заповедью не есть плоды. Потому Адам мог только признать, что она была права, и идти вместе… но именно она помогла ему увидеть это. Однако это намного больше, чем умный способ доказать свою точку зрения. Это ясное заявление о том, что мужчина и женщина были поставлены на землю, чтобы остаться вместе и иметь семью — это их первое обязательство и должно было вытеснить все остальное».

Халеви предлагает альтернативный перевод Бытия 3: 6, производное от изменения гласных звуков, помещенных в еврейском тексте масоретами. Ранее в тексте на иврите не было гласных звуков, и поэтому он был открыт для различных толкований. Текст звучит так:

приятным для (Ayin) глаз
для понимания
вожделенный (lehakasil) для получения мудрости

Одни и те же фразы могут содержать другие гласные, чтобы приводит вот к такому переводу:

полезно для (aiyeen) отпрысков (что является метафорой для детей)
вожделенно превыше (leshashakol) скорби о бездетности

Такого рода параллели не были бы возможны с другими словами в отношении бесплодия, так как между буквами не было бы аналогичного с мудростью корня. Кроме того есть более общие метафоры для детей, но aiyeen / отпрыски имеют одинаковые корневые буквы со словами «для глаз», которое, в свою очередь, означает «мудрость».

Халеви также отмечает, что такое прочтение соответствует серии бесплодий среди женщин в Священных Писаниях. Когда мы изучаем жизненные истории Евы и Адама, Сары и Авраама, Ревекки и Исаака, Иакова и Рахили, многие общие элементы становятся очевидными. «Наследник первородства вступает в брак с женщиной высокого положения с точки зрения родственных связей и социального статуса. Пара наслаждается сравнительно идеальными условиями жизни: богатство, жизненные обстоятельства, привлекательная внешность. Бог обещает, и, по крайней мере, в случае Адама и [Евы], заповедует, многочисленное потомство. Женщина же страдает бесплодием. В случае Сары — более семидесяти лет, Ревекка страдала семнадцать лет от длительного бесплодия, в то время как Рахиль терпела семь лет».

Она отмечает еще один элемент в этой схеме, что очень важно для интерпретации столкновения Евы со змеем. «Когда дело касалось рождения и воспитания детей, матриархи занимали явно агрессивные роли, в то время как их мужья отходили на задний план, как пассивные участники».

Например, именно Сара настаивает на том, чтобы Авраам взял наложницу, чтобы она могла получить детей путем усыновления. Ревекка определяет переход первородства через «манипуляцию, против которой ни Иаков, ни Исаак не возражали ни с какой интенсивностью или силой воли». Рахиль и Лия соперничают друг с другом за сексуальные ухаживания Иакова, а также за травы плодородия. Также и Ева берет на себя инициативу, чтобы «превратить заветные обещания в реальность».

Я думаю, что этот еврейский богослов удивилась бы, узнав, что ее мысли перекликаются с посланием Президента Общества милосердия Джули Бек. Они обе характеризуют этих женщин, как львиц, защищающих свое потомство и завет. Халеви отмечает, что так же, как Адам обнаружил, что рай без женщины «не так уж хорош» и одинок, так и Ева понимает, что рай без детей является незаконченным и несовершенным. Мотив Евы был такой же, как и у Рахили: «Дай мне детей, а если не так, я умираю» (Бытие 30: 1). Она испытывает естественные и общечеловеческие женские эмоции — жажду ребенка. … Бесплодие выражает только физическую сторону этого состояния. Shakot, с другой стороны, — это свойственный именно женщинам вид горя, возникающий из-за тоски женщины, лишенной ее детей».

Почему змей искушал Еву, а не Адама? Разве не мужчина имел право управлять всей землей? Халеви также неосознанно соглашается и с доктором Хадсон, когда предполагает, что это произошло потому, что Адам не имел права сделать этот выбор. Адам назвал свою жену «Ева», что является производным от слова «жизнь». Она является «матерью всех живущих» (Бытие 3: 20). Она является той, кто будет переносить боль и иметь большую часть ответственности в воспитании детей. Ева будет «переносить самые болезненные и, возможно, фатальные последствия смертности… Адам не имел права ни удерживать средств, путем которых [Ева] могла бы зачать жизнь — потому что такое действие было бы жестоким по отношению к ее естественным желаниям, — ни заставить ее рожать детей, так как такие действия несправедливо подвергли бы ее физической и эмоциональной боли рождения и воспитания детей без ее согласия». Это и есть причина, почему Адаму было заповедано не есть плод. Это не его решение.

Халеви утверждает: «Он [Бог] не давал заповеди женщине не есть плод, так как это было ее право съесть или воздержаться. Адам молчал, потому знал, что именно [Ева] понесет наибольшие потери от употребления в пищу плод, который сделал бы ее смертной».

Адам делает сознательный выбор покинуть райский сад, чтобы остаться с Евой и исполнить заповедь, данную Его Отцом людям недавно созданной земли. Он, безусловно, знает, что он делает, уходя из рая в менее дружественный «мир». Жизнь за пределами сада Эдемского будет  полна проблем и душевных мук. Его действия являются предзнаменованием действий Спасителя, который «оставил свой трон, чтобы прийти и спасти человечество».

Гари Андерсон пишет: «То, что Адам осмелился уйти из Эдема на землю, является типологическим олицетворением того времени, когда Бог-Сын оставил небеса, чтобы прийти на землю и искупить человечество».

Неудивительно, что это, вполне возможно, был Адам, будучи ангелом, который пришел укрепить Спасителя в саду Гефсимании (От Луки 22: 43). Они оба были готовы умереть, чтобы человечество могло жить.

Статуя Адама и Евы

Библейский богослов Шира Халеви говорит о том, что Адам и Ева вступили в новую фазу своего существования, когда их глаза открылись. Они символически оставили свое «существование в саду» и перешли в новую стадию смертности. «Сад может символизировать несколько идей одновременно,… идею о святом месте, где человечество живет в присутствии Бога, или идею о биологическом и психическом состоянии детства».

Наши родители оставили свое детство позади и теперь готовы двигаться вперед, чтобы выполнить назначенное для них служение. Бог оповещает их о последствиях жизни в состоянии смертности, в которую они только что вошли. Сначала Он разбирается со змеем:

«И сказал Господь Бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей. И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту. Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою. Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою, в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Бытие 3: 14-19).

Эти стихи полны информации, которую надо разобрать и переварить. Прежде всего, заметим, что пока Господь раздает наказания, Он никогда не использует слово «арор» — проклятие, — когда обращается к Адаму или Еве. Он проклинает змея и землю, но не мужчину и женщину. Его слова к ним являются лишь описанием того, какой будет земная жизнь. То же самое еврейское слово используется при описании последствий смертности для обоих Адама и Евы. В скорби (itsabon) будет Адам есть плоды земли до конца своей жизни. Он больше не сможет собирать само-произрастающие гранаты и манго, когда захочет. Он будет упорно трудиться — определение слова «itsabon».

Точно также Еве придется потрудиться при рождении детей, это уж без сомнений. Кто когда-либо рождал ребенка, не проходя через роды? (за исключением, конечно, кесарева сечения при критических ситуациях). Роды — это труд. Они не заставят вас «скорбеть», но вам придется потрудиться. Именно это и говорит Бог. Земная жизнь подразумевает труд. Но это полезно для вашей личности. Когда Бог говорит Еве, что Он «умножит» ее скорбь при рождении ребенка, Он не имеет в виду, что Он увеличит ее боль, но что она выносит нескольких детей. Она забеременеет и будет трудиться при рождении земных детей. Это хорошо. Она хотела быть матерью всех живущих. И Адам и Ева породят жизнь в поте и в слезах.

Халеви предлагает альтернативное прочтение Бытия 3: 18:

Масоретское прочтение

Терние
и волчцы
произрастит она (земля) тебе
В поте лица твоего
будешь есть хлеб.

Альтернативное прочтение

Пробудись! Вставай!
Поколение за поколением
Породит она (Ева) для тебя,
И будешь наслаждаться выходом
ее груди.

Халеви оправдывает свой перевод:

«Это взаимоотношение состоит из трех частей: двух прочтений 3: 18 и 3: 20. Стих 20 является наиболее сильным доказательством того, что двойное прочтение стиха 3: 18 является не только возможным, но и необходимым… Без двойного прочтения стих 3: 20 не имеет никакого смысла… Бог сообщает Адаму о том, что он проживет жалкую жизнь, а потом умрет. Сразу после этого мрачного прогноза, Адам прыгает от радости и называет свою жену „Жизнью“, потому что „она будет матерью всех живущих“». Халеви утверждает, что такую реакцию со стороны Адама невозможно понять, не зная смысла, который дает этот альтернативный перевод. Этот вывод не соответствовал бы посылкам и не имел бы смысла. Читатель может легко распознать причинные связи между восклицанием хвалы Адама и обещанием, данным ему о том, что Ева родит ему поколения потомства.

Этот отрывок звучит знакомо. Он наводит на мысль о завете Авраама с данным ему «обещанием множества семени и последующего изменения имени Сары, как матери народов, — отмечает Халеви. — Признавая источник патриархального величия, а именно его царственной напарницы, дарителя жизни, Хава [Ева] и Адам, как Сара и Авраам, могли достичь величия вместе, как пара, через болезненный труд смертности и жизненной задачи по рождению и воспитанию детей».

Если мы сделаем шаг назад и взглянем на историю мира, Бог всегда полагался на праведную пару, чтобы передать завет. Он начал с Адама и Евы, а затем сделал то же самое с Ноем и его женой. Авраам не был бы таким человеком, каким он стал, без его праведной Сарры и не передал бы власть завета их сыну Исааку и внуку Иакову, которые старались найти жен, которые понимают завет и его смысл. Они знали, что достойные женщины имеют важное значение для продолжения завета.

Шерри Джонсон предлагает некоторые интересные размышления в отношении имени Евы. Она указывает на то, что «Адам называет Еву матерью всего живущего (не только матерью человечества, но матерью всего живого) еще до того, как у нее появились дети». В то время, когда он называет ее матерью всего живого, единственными живыми существами, кроме их двоих, были животные. «Вкусив запретный плод, Ева стала инициатором изменения от бессмертного райского состояния к смертному бытию, которое мы теперь называем жизнью». Возможно, имя «мать всех живущих» ссылается на процесс «деторождения». Джонсон отмечает, что мы узнаем многое из того, каким именем Адам называет Еву, но также важно то, как он ее не называет. «Он никак не связывает ее имя с собой. Он не называет ее «моя помощь» или «моя слуга», или «мать моих детей». Выбор имени указывает на то, что Ева считалась отдельным индивидуумом с ее миссией и талантами, и их единство могло быть достигнуто, лишь дополняя друг друга».

В Бытие 3:16 Бог говорит Еве, что к мужу ее «будет влечение» ее, и что он будет «господствовать [над нею]». В английском языке это обычно описывает отношения хозяина и его рабыни. Она должна выполнять каждое желание Господина и Владыки, а он будет господствовать над ней железной рукой. Но на иврите этого не говорится. Слово, переведенное как «влечение», происходит от еврейского слова teshuqah, которое означает «стремление» или «тоску». Женщина испытывает такие чувства к человеку, который относится к ней, как к Королеве. Ее сердце «тоскует» по нему, и она «стремится» угодить ему. Это не похоже на женщину, к которой муж относится, как к имуществу. Бог говорит Еве, что, если она будет единой со своим мужем, то он будет относиться к ней, как к царственной особе.

Фраза, переведенная как «он будет господствовать над тобою», в иврите имеет совсем другое значение. Она звучит так: «Он будет господствовать bak», что является предлогом b -, который добавляется к женскому местоимению «вы». Когда я изучала иврит, мне объяснили, что в еврейском языке существует дефицит предлогов. L -, прикрепленный к началу слова, означает «к» или «для», C — означает «как» или «в качестве» и b — означает «в», «с» или «от». Существует еще один предлог — al -, который стоит особняком и означает много вещей, но в основном «на» или «над». Предлог b — в этой фразе следует читать как: «И он будет господствовать с тобою». В других местах в Библии b — переводилось, как правило, как «править над», но там явно говорилось о царе и его подданных, или о том, как один народ господствовал над другим.

Бог в этой главе и в предыдущих сделал все, чтобы подчеркнуть, что женщина должна быть «равноправной» с человеком — с «силой», соответствующей той, что есть у него. Вместе они должны иметь «владычество» над землей и наполнять ее. Ева будет править над этим недавно созданным миром вместе со своим мужем. Она будет Езером — его спасителем, его избавителем, его силой.

Старейшина Брюс Хафен из Кворума Семидесяти соглашается с этой интерпретацией и учит тому, что перевод этого стиха в варианте Короля Иакова (Бытие 3:16, «и он будет господствовать над тобою») является неправильным. По словам Хафена, для «над» в словах «господствовать над» используется ивритское «бет», что означает «править с», а не «господствовать над кем-то».

Старейшина Л. Том Перри добавляет вишенку на торт, когда говорит: «В семье нет президентов и вице-президентов. У нас есть со-президенты, которые работают вместе в вечности на благо их семьи… Они находятся на равных. Они планируют и организуют дела семьи совместно и единогласно, пока они двигаются вперед».

Оригинал этой статьи был опубликован на сайте Meridian Magazine. Автор Диана Веб. Переводчик Елена Шэннон.

(Visited 146 times, 1 visits today)