Физическое насилие редко бывает трудно определить или распознать. С другой стороны, когда существует духовное насилие, то может быть чрезвычайно трудно понять, что действительно происходит, даже когда боль от него становится невыносимой. Так давайте определим, что такое духовное насилие, прольем на него ясный свет и выведем его из укрытия. Много лет назад, глубоко уважаемый мною советник (сейчас у него уже другое призвание) Эд Маккормак помог мне дать этому определение: всякий раз, когда истинному принципу учат без Духа, когда он соблюдается через принуждение или используется, чтобы унизить другого человека и заставить его почувствовать, что он недостаточно хорош, это духовное насилие.

Вот вам пример. Жена, которой очень нужна поддержка, говорит: «Мне так больно. Мне нужно, чтобы ты просто сказал мне одну вещь, которая тебе нравится обо мне». Муж смотрит на нее с презрением, подходит к своему столу, открывает верхний ящик и вытаскивает несколько листов бумаги, на которых он записал Священные Писания и цитаты из журнала «Знамя» в одной колонке, а в другой — «доказательства», почему его жена не соответствует мерке, установленной советом Братьев.

Когда ребенок или супруг унижаются во имя праведности, когда принцип верен, но дух противоположен любви и милосердию, обычно возникают замешательство и разочарование. Брат Маккормак показал мне некоторые важные отрывки в Учении и Заветах 50. Мы изучили их вместе, используя их, как руководящие принципы для понимания духовного насилия. В оставшейся части статьи я буду использовать стихи из этого раздела, чтобы пояснить этот принцип.

«Верно говорю Я вам: Тот, кто посвящен Мной и послан проповедовать слово истины Утешителем, в Духе истины, проповедует ли он Духом истины или каким-либо другим путем? И если каким-либо другим путем, то это не от Бога» (У. и З. 50: 17-18).

Брат Маккормак отметил, что если само слово Божье преподается без Духа с намерением причинить вред кому-то или сделать что-то плохое, или ранить кого-то эмоционально, то это не от Бога; это духовное насилие.

Почему этот принцип жизненно необходим для понимания

Довольно легко разобраться, что является добром или злом, но когда хорошее преподается, используя тактику противника, то это непросто. По мнению Брата Маккормака, многие молодые люди покидают Церковь, потому что не находят роста или свободы, или счастья в искаженном понимании Евангелия, которое иногда бывает.

Примером может послужить дед моего мужа, который убежал из семьи и оставил Церковь, когда был подростком, в первую очередь, потому что его отец постоянно избивал его, чтобы «побудить» его ходить на церковные собрания. Сила никогда не может побудить людей к духовным действиям. Даже если они подчиняются снаружи, они могут обижаться и сопротивляться внутри. Принуждение было планом дьявола, и всякий раз, когда мы используем его, мы голосуем за его план вместо Божьего плана свободы выбора.

В отказе от любви Небесного Отца заложена величайшая опасность

Консультант СПД Пегги Макфарланд сказала:

«С моими клиентами я заметила, что духовное насилие всегда присутствует, когда есть какой-либо другой вид насилия, такой как сексуальное или физическое насилие. В конечном итоге, наибольший вред, причиняемый жестоким обращением — духовный, когда жертва насилия смотрит на себя лишь с чувством стыда. По самой своей природе, насилие заставляет пострадавшего почувствовать себя далеко от безусловной любви Небесного Отца к ним, потерять „самое драгоценное“ из всего этого».

Духовное насилие переходит от легкого к тяжелому в зависимости от того, существуют ли при этом другие формы насилия. Признание незаметных форм духовного насилия поможет нашим близким противостоять чувству стыда, которое является неотъемлемой частью Падения. Нам очень хорошо объясняется в храме и в священных Писаниях, что сатана всегда хочет, чтобы мы с позором прятались от присутствия нашего Небесного Отца. Именно сатана принуждает через страх и стыд, а не любовь.

Реальная история, иллюстрирующая непреднамеренное и незаметное духовное насилие родителей

Моя подруга, которая живет в другом штате, вдалеке от «центра» мормонизма, является абсолютно сознательным родителем и верным членом Церкви. Она поделилась следующим опытом, но попросила не упоминать ее имя:

«Когда наш пятнадцатилетний сын начал жаловаться о посещении Церкви, мы были застигнуты врасплох. Он всегда был очень послушным ребенком и любил своего отца, как героя. Вместо того, чтобы попытаться понять, что его беспокоит, мы злились на него и относились к нему карательно. Мы сказали ему, что если он не хочет идти в Церковь, он может оставаться дома и заниматься домашними делами. Оглядываясь назад, в основе такого нашего отношения лежала потребность в том, чтобы все наши дети казались послушными, чтобы мы выглядели, как успешные родители.

Другими словами, нашей мотивацией была гордость, а не те любящие качества, которые Бог описывает в У. и З. 121, такие как „кротость, и любовь непритворную с добротой и совершенным знанием“. Мы действительно упрекали его, но не потому, что мы были „тронуты Святым Духом“, и мы не проявляли „еще больше любви“, чтобы он не посчитал нас врагами.

В одно воскресенье мне довелось пройти мимо класса Воскресной школы моего сына, который проводился в причастном зале. Наш сын сидел в задней части класса, качаясь на стуле, а его голова была прислонена к стене. Его глаза были закрыты, а Священные Писания лежали на полу. Было очевидно, что он вообще не участвует в происходящем в классе. Оглядываясь назад, я вижу, что моей первой эмоцией было смущение, которое сатана легко подогревал в гнев.

Позже мы прочитали ему лекцию о том, что его Священные Писания не были открыты, и что он ни на что не обращал внимания. Мы даже не попыталсь создать среду, чтобы он почувствовал себя настолько безопасно, чтобы рассказать нам, почему он не принимал участия во время класса. Духовно-насильственное послание, которое мы давали ему, состояло в том, что он был „плохим“, если не оправдывал наших ожиданий. Мы невольно научили его, что Бога не волнует, что он думал или чувствовал, что его ценность заключалась лишь в его религиозной активности.

Однако наши сердца были смягчены, когда мы пришли к пониманию обстоятельств, стоящих за поведением нашего сына. Это понимание пришло благодаря другому родителю в приходе, а не нашему ребенку. В нашем приходе была большая группа мальчиков, которые выросли вместе еще со времен Первоначального Общества. Они всегда были хорошими друзьями. Но когда они поступили в среднюю школу, один из них стал „главарем“ и решил, что ему не нравится наш сын. Этот ребенок стал подстрекать всех остальных изолировать нашего сына из группы, и, к сожалению, другие мальчишки были слишком слабы, чтобы противостоять этому давлению со стороны сверстников. Один за другим, друзья нашего сына перестали общаться с ним, и Церковь стала местом, где он чувствовал себя отверженным и одиноким. Наш сын не ставил под вопрос истины, которым мы научили его, он просто отчаянно нуждался в друге. Когда еще одна семья с подростками переехала в наш приход, у нашего сына появились друзья, которые сделали Церковь более привлекательной.

К счастью, за последние двадцать лет с того опыта, мы покаялись и загладили вину перед нашим сыном за такой карательный и духовно насильственный стиль воспитания. Мы оба выросли в домах, где существовало физическое, а следовательно, и духовное насилие. Нам обоим нужно было понять, как „традиции наших отцов“ негативно повлияли на наш стиль воспитания. Как родители, мы неосознанно переложили позор физического и духовного насилия, которое мы пережили, на наших детей. К счастью, благодаря семейным психологам, комментариям наших детей и искреннему раскаянию, мы научились быть такими родителями, чтобы наш способ воспитания отражал в нем нашего Небесного Отца».

Как распознать духовное насилие

«И еще: тот, кто получает слово истины, получает ли он его Духом истины или каким-либо другим путем? Если каким-либо другим путем, то это не от Бога» (У. и З. 50: 19-20).

Даже когда Дух учит истине, если мы получим его «каким-либо другим путем» — путем противника, — мы разочаруемся, и это заставит нас почувствовать себя подавленными, несчастными, неадекватными и неспособными с этим жить. Так противник заставляет нас причинять духовное насилие над самими собой и отпугивать нас от истины. Я не раз делала это за мою жизнь, но лишь недавно я поняла, что такое отношение является духовным издевательством над собой.

Чрезмерно высокая требовательность к себе может также быть духовным самоуничижением. Если мы возьмем стих в Священном Писании «Будьте совершенны» и добавим слово «сейчас», мы изменим его на «философию людей, смешанных с Писанием». Мы можем превратить чистые принципы Евангелия в страдания, нереалистичные стандарты, которых невозможно достичь, думая, что мы должны действовать безупречно во всех отношениях в этот самый момент. И мы можем стать экспертом в самобичевании и насилии над собой, которое должно так радовать сатану, потому что из-за этого ошибочного мышления, мы становимся похожими на него: несчастными, вместо того, чтобы стать подобными Христу: полными света и надежды.

Источник света и радости

Если истине обучают и принимают ее с Духом, она назидает и помогает нам радоваться. «Почему же тогда вы не можете понять и знать, что тот, кто получает слово Духом истины, получает его так, как оно проповедуется Духом истины? Поэтому, тот, кто проповедует, и тот, кто получает, понимают друг друга, и оба назидаются и радуются вместе» (У. и З. 50: 21-22).

«Если мы не освящаемся тем, что мы слышим, то это либо не истина, либо ее учат или получают без духа. «И то, что не назидает, не от Бога, а есть тьма» (У. и З. 50: 23).

В сценариях духовного насилия нет радости. На самом деле, там изобилует темнота. Обидчик чувствует, что он оправдан в своем негативном, неправедном суждении и отрицательном обращении, потому что, в конце концов, разве «правда» не на его стороне? И не важно, если он использует эту истину, как палку, чтобы бить ею вместо того, чтобы превращать ее в факел или свечу, чтобы освещать ею путь. Тот, кого обижают, чувствует себя совершенно обескураженным, запутавшимся, неспособным увидеть дорогу впереди и начать видеть обидчика своим врагом. Собственно, обидчик — не враг, но он был введен в заблуждение и использован «врагом всех нас», чтобы стать инструментом разочарования.

С другой стороны, призыв Спасителя к покаянию — это никогда не обескураживающее обвинение; это голос уверенности в том, что вы можете сделать лучше, подтверждение вашей ценности. Он заверяет вас в том, что вы любимы и желанны, что Он хочет быть с вами. С великой любовью, Он говорит: «Приди ко мне». Существует лишь одно сходство между Иисусом и сатаной: Спаситель хочет, чтобы мы были похожими на Него и были с ним. Так же и сатана. Духовное насилие является одним из любимых инструментов сатаны, потому что, если ему удастся добиться разочарования и потянуть вниз, он может затащить как обидчика, так и обижаемого в свою паутину. Мы можем избежать этого, крепко держась за свет.

«То, что от Бога, есть свет; и тот, кто получает свет и пребывает в Боге, получает еще больше света; и свет тот становится ярче и ярче, доколе не достигает совершенного дня. И снова истинно говорю Я вам, и говорю Я это, дабы вы могли познать истину, дабы могли изгнать тьму из среды вашей» (У. и З. 50: 24-25).

Я так благодарен за свет, правду и силу Духа, которые помогают нам различать истину. Я молюсь, чтобы мы все получили больше света и истины в нашей жизни, чтобы мы могли назидать в истине и каяться, когда мы сталкиваемся с каким бы то ни было духовным насилием в отношении себя или кого-либо еще. Это часть нашей жизни, которая, действительно, черная или белая. Если мы будем назидаться, наставлять других и находить причину для радости вместе, мы будем в свете.

Но если в нашей жизни есть какие-то обескураживающие, обвинительные, осуждающие слова или чувства, с нами нет света. Если духовное насилие направлено на нас, нам нужно попросить о благословении, сходить в храм, увеличить наше чтение Священных Писаний и молитвы, чтобы мы могли различать истину и ошибку. Если духовное насилие исходит от нас, мы знаем, что нам нужно покаяться, стремиться к Духу и вернуться, чтобы быть в гармонии с Источником света и любви, мира и радости.

Если мы живем по духу и избегаем или каемся в духовном насилии, это не означает, что мы избежим скорби и печали в этом смертном существовании. Это значит, что мы можем избежать ненужных страданий, рабства и хитрости сатаны, которые часто свидетельствуют о духовном насилии. И разве это не причина радоваться?

Оригинал статьи был опубликован на сайте Meridian Magazine. Автор Дарла Исаксон. Переводчик Елена Шэннон.

(Visited 159 times, 1 visits today)